Главная страница

Статья из «Энциклопедии глобализма»


Скачать 126,04 Kb.
НазваниеСтатья из «Энциклопедии глобализма»
Дата08.02.2017
Размер126,04 Kb.
ТипСтатья



Статья из «Энциклопедии глобализма».


МИРОВЫЕ ДЕНЬГИ (World money, Global money) – деньги, циркулирующие в международном обороте и погашающие взаимные платежные обязательства стран. Термин впервые появился в XIX в., в период су­ществования металлических (серебро, золото) денежных систем. Функция мировых денег является логиче­ским продолжением денежных функций, относящихся ко внутренней экономике, - меры стоимости, средст­ва обращения, средства сбережения и средства плате­жа.

Внешнеэкономическая деятельность в рыночной экономике складывается из бесчисленного множества сделок, производимых частными партнерами. Поэтому экономический обмен между странами, который находит стоимостное выражение в их платежных ба­лансах, практически постоянно неуравновешен. Это означает, что национальное хозяйство либо получает от всех других хозяйств больше товаров, услуг и при­носящих доход финансовых активов, чем отдает им, то есть становится чистым реципиентом, либо, напротив, отдает остальному миру больше благ, чем получает от него, оказываясь в положении донора. По этой причи­не возникает необходимость окончательного, безус­ловного урегулирования (компенсации) образующих­ся разрывов, которое осуществлялось бы путем пере­дачи международно признанного, универсального де­нежного эквивалента.
Золотой стандарт и Бреттон-Вудские соглашения (здесь и далее заголовки наши – М.В.).

В эпоху золотого стандарта завершающие, макроэкономические расчеты между странами осуществлялись автоматически – посредством стихийных переливов золота из страны с дефицитом платежного баланса в страну, у которой возникало активное сальдо. При этом перемещение золота производили частные участники внешнеэкономичесих сделок. Рост экономики, усложнение экономических отношений, расши­рение обращения кредитных средств платежа, усиле­ние роли государства в экономике и социальной сфе­ре и связанное с этим формирование механизмов перераспределения национального дохода, развитие международных экономических связей, в особенности вывоз капитала, политические потрясения и войны, вызывавшие резкий рост государственных расходов, наконец, усиление неравномерности распределения золота между странами – все это породило тенденцию к демонетизации золота и в конце концов привело к разрушению системы золотого стандарта.

В условиях основанной после Второй мировой войны Бреттон-Вудской валютной системы расчеты между частными партнерами по международным тор­говым сделкам с помощью золота прекратились. Что касается балансирующих межстрановых расчетов, то они стали монопольной прерогативой официальных властей. Это было связано с тем, что в соответствии с американским законодательством государственные органы других стран имели возможность обменивать через казначейство США принадлежавшие им долла­ры на золотые слитки, то есть покупать их по офици­альной цене.
Отказ от Бретттон-Вудской системы.

Одним из основных компонентов Ямайского со­глашения о реформе международной валютной систе­мы (1976), которое было достигнуто после разруше­ния Бреттон-Вудской системы, стала официальная де­монетизация золота. Золото было лишено статуса универсального стоимостного денежного эталона и стало рассматриваться в качестве обычного рыночно­го товара. Доля золота в общей сумме мировых золо­товалютных резервов при его оценке по рыночной цене уменьшилась с 41,4% в 1970 г. до 11,5% на конец 2000 г.

Отход от золота как мировых денег имеет мистический смысл отказа человечества от поклонения «золотому тельцу», а так же движение в сторону все более абстрактных денег. Когда появились кассовые аппараты, пластиковые карты и электронные счета, деньги стали «электронными», еще более абстрактными, безналичными.

Несмотря на значительные продажи золота государственными органами и международными организациями, официальные его запасы все еще весьма велики. По состоянию на конец 2000 г. эти запасы в физическом исчислении составляли 33,0 тыс. т. Самыми крупными золотыми запасами обладают США (на ко­нец 2000 г. - 8,1 тыс. т, или 27,5% запаса всех стран) и страны – участницы ЕС (12,5 тыс. т, соответственно - 42,4%). Государственные золотые запасы явля­ются источником пополнения валютных резервов. Золото – это высоколиквидный товарный и финансовый актив, который можно в любой момент обратить в свободно конвертируемую валюту путем продажи на мировых рынках, а также посредством передачи в виде залога при получении валютных кредитов от иностранных государств и коммерческих банков. В этом смысле золото выступает в настоящее время в своего рода «квазимонетарной» роли.
Система «специальных прав заимствования».

На первоначальном этапе разработки плана реформирования послевоенной мировой валютной системы страны Запада ставили целью кардинальную перестройку системы международной валютной ликвидности, структуры резервных активов. Известный эко­номист Р. Триффин выступил в конце 1950-х гг. с обоснованием тезиса о том, что при золотовалютном стандарте национальная денежная единица – в дан­ном случае доллар — принципиально не способна иг­рать роль мировых денег (так называемая «дилемма Триффина»). Практический вывод: в условиях расту­щей интернационализации экономики необходимо формировать наднациональную валюту.

Распространение указанных взглядов привело к образованию в 1969 г. системы «специальных прав заимствования» (Special Drawing Rights, SDR). По­сле распада Бреттон-Вудской валютной системы предполагалось превратить СДР в основу междуна­родного валютного механизма, то есть осуществить переход от золотодолларового стандарта к «стандарту СДР». При этом имелось в виду, что СДР будут высту­пать в роли альтернативы как золоту, так и доллару, исполняющему функцию международной валюты.

Из-за межгосударственных противоречий, а также из-за усиления влияния неолиберального направле­ния в экономической науке в противовес кейнсианским взглядам идея «стандарта СДР» получила отра­жение в ямайских дополнениях к уставу Международ­ного валютного фонда (МВФ) лишь в виде деклара­тивного обязательства стран-членов «сотрудничать с Фондом и другими странами-членами, имея в виду, что их политика относительно резервных активов будет согласовываться с целями содействия установлению лучшего международного надзора за международной ликвидностью и превращения СДР в главный резерв­ный актив международной валютной системы». Одна­ко усилия, предпринимавшиеся для реализации эти целей, завершились неудачей — в первую очередь из за позиции США, стремившихся сохранить за долларом роль международной валюты. В конечном счете концепция «стандарта СДР» практически была вооб­ще снята с повестки дня.
Использование национальных валют в качестве мировых денег.

Еврорынок ссудных капиталов.

То обстоятельство, что ямайские решения офици­ально исключили золото из валютной системы и в то же время не привели к переходу на базу коллективной валютной единицы, оставило мировому сообществу, по сути, единственную альтернативу – использование в качестве мировых денег национальных денежных единиц ведущих стран Запада. И действительно, к концу 2000 г. резервы стран – членов МВФ в иностранных валютах, в результате главным образом покрытия властями США дефицита платежного баланса, выросли до 1690.8 млрд. долл. по сравнению с 45,3 млрд. долл. в 1970 г., то есть в 37 с лишним раз. За то же время их доля в мировых официальных резервных активах увеличилась с 47.3% до 84,7% (включая евро).

Решающим фактором, определившим дальнейшую эволюцию валютной системы, стал ускоренный про­цесс глобализации мировой экономики, выразивший­ся, в частности, в образовании огромного по своим масштабам международного рынка ссудных капита­лов, основой которого является еврорынок. На этом рынке коммерческие банки осуществляют депозитно-ссудные операции в денежных единицах, являющихся иностранными для государств, на территории которых банки расположены.

Стремительное развитие процессов интеграции мирового финансового рынка, либерализация его дея­тельности, распространение секьюритизации, то есть замещения банковских кредитов эмиссией ценных бу­маг, бурное расширение новых, так называемых «деривативных» (производных) финансовых инструмен­тов (валютные, процентные, финансовые фьючерсы и опционы, операции «своп» и другие) — все это приво­дит к тому, что утрачивают былую четкость разграни­чительные линии между отдельными сегментами рын­ка, еще более возрастает степень его динамизма и мо­бильности, возникает чрезвычайно емкий резервуар доступной денежным властям валютной ликвидности. При таких обстоятельствах отпала потребность в рас­ширении централизованной эмиссии СДР, внимание переключилось на обращающиеся на мировом рынке национальные валюты.
Типы валют.

Выход отдельных национальных денежных единиц на мировую арену является результатом конкурентно­го соперничества между ними. Исследования запад­ных специалистов предлагают классификацию валют по степени их интернационализации. Согласно этой классификации, национальная валюта превращается из внутренней в международную (international currency), когда она начинает выполнять одну или несколько функций денег за пределами юрисдикции эмитирую­щего ее государства. Следующие ступени валютной иерархии: ключевая валюта (key сurrеnсу), исполняю­щая за рубежом ряд денежных функций в значитель­ных масштабах (к этому понятию близок термин «ре­зервная валюта» - reserve currency; он указывает на использование валюты в резервах других стран); веду­щая валюта (vehicle currency), или «валюта-посред­ник», применяемая во внешнеторговых и валютообменных сделках, где для каждой из сторон она не явля­ется национальной; наконец, доминирующая валюта (dommant currency) - выполняет в международном обращении большинство функций денег в значително более крупном объеме, чем другие ключевые валюты.
Долллар как мировая валюта.

Благодаря масштабам экономики США и их главенствующим позициям в мировом хозяйстве, единственной доминирующей валютой стал американский доллар. Видный американский экономист М. Фридман утверждает: «Нравится нам это или нет, но мир основан на долларовом стандарте. И он будет про­должать основываться на долларовом стандарте». В 1973 г. доля доллара США в общем объеме мировых официальных валютных резервов составляла свыше 3/4, а в 1977 г. даже 4/5. Правда, в 1990 г. она сокра­тилась почти до половины этой величины, что имело своей обратной стороной определенное расширение использования других валют, также претендовавших на роль резервных – немецкой марки, французского франка, японской иены, а также европейской валют­ной единицы (ЭКЮ). Однако к 2000 г. доля доллара вновь существенно возросла, достигнув уровня почти в 70%. Доллар доминирует и в частных международ­ных операциях. Так, в 2000—2001 гг. на него приходи­лось порядка половины задолженности по междуна­родным долговым ценным бумагам и свыше 40% - по международным банковским кредитам.

Привилегированное положение доллара в миро­вой валютной сфере дает США большие односторон­ние преимущества. В отличие от остальных государств эта страна пользуется уникальной возможностью по­крывать дефицит платежного баланса с другими стра­нами своей собственной валютой, выпуск которой в обращение регулируют сами американские власти. Получается, что страны — партнеры США — выступа­ют по отношению к ним как бы «кредиторами понево­ле». Ведь США получают от них реальные ценности, а этим странам, вынужденным накапливать долларовые авуары, приходится самим же и финансировать аме­риканские заграничные расходы. Помимо того, ут­верждение доллара в роли ведущей международной валюты предоставляет США возможность осуществ­лять в значительной мере независимую от состояния их платежного баланса внутреннюю макроэкономиче­скую политику.
Введение евро.

Реализация Маастрихтского договора стран-уча­стниц ЕС (подписан 7 февраля 1992 г., вступил в силу с 1 ноября 1993 г.) привела к образованию с начала 1999 г. Экономического и валютного союза (ЭВС) 12 стран с единой денежной единицей евро. Введение евро, опирающегося на объединенный экономический потенциал Европейского союза, сулит существенное усиление борьбы на мировом валютном рынке. Стра­ны-участницы ЭВС заинтересованы в том, чтобы рас­ширить сферу использования своей валюты за счет доллара, поскольку это позволит им получить те пре­имущества, которыми в настоящее время обладают США.

Введение евро не вызвало существенных изменений в структуре мирового валютного и финансового рынков на направлении возрастания роли единой европейской валюты. Напротив, в результате того, что, операции стран ЭВС, выраженные в их бывших национальных валютах, перестали после введения евро являться для них международными, доля евро по сравне­нию с совокупной долей валют, которые были погло­щены этой денежной единицей, в мировых валютных резервах сократилась к концу 1999 г. против уровня 1997 г. более чем на 1/3. При этом она оказалась да­же меньше доли одной немецкой марки до образова­ния евро. Однако доля евро в 2000-2003 гг. увеличи­лась.

Что касается более долгосрочной перспективы, то сравнительное значение доллара и евро будет опреде­ляться совокупностью ряда фундаментальных факто­ров. Прежде всего — это соотношение экономической и финансовой мощи США и ЕС и его будущая динами­ка. Сопоставление соответствующих показателей (размеры ВВП, доля в мировой торговле, масштабы участия в экспорте и импорте капитала и другие) дает основание полагать, что евро имеет экономический потенциал для того, чтобы претендовать на важную роль в качестве международной денежной единицы.

В общем итоге вряд ли следует ожидать, что либо доллар, либо евро (не говоря уж об иене) сможет до­биться скачкообразного расширения своих позиций на мировом валютном рынке за счет вытеснения из международных расчетов конкурирующих валют. Скорее вырисовывается перспектива неустойчивой, зиг­загообразной эволюции соотношения сил между эти­ми денежными единицами.
Мировые деньги: два подхода.

В том, что касается будущей трансформации кон­цепции и практики мировых денег, существуют два противоположных подхода. Сторонники неоклассиче­ского направления в экономической теории по пре­имуществу считают, что процессу глобализации соот­ветствует сохранение национальных денег. Выдвиже­ние некоторых из них на роль международных валют происходит не благодаря государственным декретам или решениям международных организаций, а исключительно посредством «естественного отбора», осуществляемого частными участниками валютных сделок. Подобной позиции придерживается, к примеру, М. Фридмен. Он выступает против создания наднациональных регулирующих организаций и замены национальных валют мировой «технократической и бездушной» денежной единицей.

Согласно данному подходу рост величины долларовых авуаров, принадлежащих другим странам, - это закономерное отражение интенсивного развития международной торговли и увеличения заграничных инвестиций. Отсюда следует, что доллар способен служить полноценным международным платежным средством (мировыми деньгами), а Федеральная резервная система (ФРС) США (эмитент долларов) вы­ступает практически в качестве «мирового кредитора в последней инстанции». Задача заключается лишь в том, чтобы увеличение долларовой массы в междуна­родном обращении находилось в соответствии с рос­том объемов международной торговли и инвестиций.

Высказываются предположения, что образование евро и приобретение им статуса второй, помимо дол­лара, доминирующей международной валюты, соот­ветственно выдвижение Европейского центрального банка — эмитента этой валюты — на роль еще одного мирового «эмиссионного центра», снимет с США часть нагрузки, связанной с исполнением долларом функции международного средства платежа.

Одним из важных компонентов рассматриваемой концепции является представление о необходимости существования автоматически действующего меха­низма выравнивания платежных балансов, ключевым звеном которого служит функционирование плаваю­щих, то есть свободно колеблющихся под воздействи­ем соотношения спроса на валюту и ее предложения, обменных курсов валют. Предполагалось, что этот ме­ханизм будет обеспечивать приспособление макро­экономической ситуации в странах к меняющимся внешним условиям, что исключало бы возникновение неприемлемых по своим масштабам международных дисбалансов и накопление непомерной внешней за­долженности. В этом случае, по сути дела, вообще от­падает потребность в общепризнанных, универсаль­ных мировых деньгах, а назначение нынешних между­народных валют сводится к опосредованию частных торговых и финансовых сделок.

В 1970-е гг. произошло повсеместное распростра­нение практики плавающих валютных курсов. Однако вскоре выяснилось, что она недостаточно эффективна в качестве регулятора платежных балансов.

Другой подход, продолжающий кейнсианскую тра­дицию, исходит из того, что логика глобализации хо­зяйственной деятельности не только не соответствует функционированию национальных валют в роли ми­ровых денег, но, напротив, в конечном счете подрыва­ет основы такого функционирования. Согласно этим представлениям потребность в образовании мировой валютной единицы имеет объективный характер. Бывший руководитель американской ФРС П. Волкер высказал такое суждение: «В сущности, если мы хо­тим иметь по-настоящему глобализированную эконо­мику, единая мировая валюта имела бы смысл. Это был бы мир, в котором цели экономического роста, эффективности и стабильности находятся в согласии друг с другом. ...Глубинные тенденции свидетельству­ют о движении именно в этом направлении».

Данная концепция связана с предположением о том, что долларовые авуары, находящиеся в распоряжении других стран, не могут не восприниматься ими – явно или подспудно – как свидетельство реальной внешней задолженности США, своего рода залог в обеспечение предоставленного этой стране кредита, который рано или поздно должен быть непременно возмещен. А власти США, в свою очередь, не могут считать себя полностью свободными от необходимос­ти завершающих, макроэкономических расчетов со своими кредиторами в лице держателей долларовых активов.

Возникшая ныне ситуация с внешней задолженно­стью США чревата для них и для всей мировой эконо­мики потенциальными опасностями. В 2000 г. превы­шение зарубежных обязательств США над их актива­ми («международная инвестиционная позиция») уве­личилось до 1,8 трлн. долл. (при оценке прямых инве­стиций по рыночной цене 2,2 трлн. долл.). При этом резко ухудшилось соотношение между ликвидными долларовыми обязательствами США перед другими странами, с одной стороны, и их официальными ре­зервными активами — с другой. При оценке золота по рыночной цене величина этих обязательств превыша­ла сумму резервов в 1980 г. на 62,7%, в 1990г. - в 6,4 раза и в 2000 г. — в 19,5 раза (данные на конец года).

В среде экономических аналитиков, являющихся сторонниками рассматриваемого направления, про­должают циркулировать весьма радикальные идеи, ориентированные на появление полноценной единой мировой денежной единицы – вплоть до вытеснения в конечном счете из международного оборота нацио­нальных денег. С подобной концепцией выступает ла­уреат Нобелевской премии по экономике 1999 г., про­фессор Колумбийского университета (США) Р. Манделл, который впервые изложил ее еще в 1968 г. По­зднее он писал по этому поводу: «На мой взгляд, СДР имеют будущее в качестве универсальной счетной единицы [то есть меры стоимости], занимающей поло­жение в сердцевине международной валютной систе­мы. Для достижения этой цели она должна быть пре­образована из корзины, состоящей из пяти подвер­женных инфляции валют, в единицу, которая остается постоянно стабильной в терминах своей покупатель­ной способности». (доллар, евро, фунт, йена, юань?)

При существенном расхождении интересов от­дельных стран, а также больших различиях между взглядами теоретиков-экономистов формирование механизма международных расчетов, основанного на использовании единой денежной единицы, — это сложный, противоречивый и длительный процесс.